?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
журнал "Знамя" №3-2012
левинзон
leonid_levinzon
Олег Хафизов «Похороны Толстого», рассказ

Очень просто написанный короткий рассказ про участие в массовке на съёмках фильма Сергея Герасимова в позднее советское время. Хорошо передаёт атмосферу того времени.
«...Вдруг толпа стала. Мимо нас по обочине пробежала растрепанная дама с блуждающим взглядом, словно только что встретившая Ленина.
— Сейчас видела Макарову, вот так, как вижу вас, — сообщила она, моргая от счастья. — Я ей сказала: “Здравствуйте, Тамара Федоровна!”. А она ответила: “Здравствуйте!”. Такая простая.
Пошатываясь, женщина побрела полем. И тут с неба раздался знакомый глуховатый голос Герасимова, разнесенный по всей округе усилителем, как если бы сам бог обратился к нам, оставаясь невидимым.
— Дорогие туляки! — произнес Герасимов. — Съемки наши закончились. Благодарю вас всех за помощь и за время, которое вы нам уделили, оторвавшись от своей важной работы. Денег мы вам решили не платить, потому как дань памяти вашему великому земляку невозможно оценить никакими деньгами. А теперь еще раз всем спасибо, и жду вас в кинотеатрах.
Мы побрели обратно под накрапывающим дождем...»

Александр Снегирёв «Зимние праздники», рассказ

Тема рассказа – вручение премии отцу героя и описание людей, причастных к этому событию. Герой обладает детальным зрением и так как в рассказе на самом деле ничего не происходит, кроме вручения премии и некоей ночной перверсии с героем, то это его художественное зрение и становится сюжетом. Вообще было бы интересно, чтобы и на себя герой посмотрел с той же степенью язвительности, как и на других.
«...Когда музыканты угомонились и покинули сцену, на их место взошла сухощавая дама, походящая одновременно на вяленую бастурму и на анатомическую гипсовую фигуру-экорше, изображающую человека без кожи, но с мышцами. Такие фигуры применяются для муштры студентов-рисовальщиков. Дама оказалась, разумеется, француженкой и, разумеется, левачкой. Почему разумеется? А где вы видели дородных, румяных левых? Дородные всегда либо правые, либо аполитичны. Обнаружив сносное знание русского языка, произнеся неизменное французско-русское “здраздвуйте” с ударением на “е”, дама позволила себе несколько слов о великой русской культуре и важной роли французского фонда в ее поддержании на плаву и всяческой стимуляции. Тепло отозвавшись о лауреатах, иссушенная ораторша не удержалась и продемонстрировала-таки свою левизну, упомянув отдельно чеченца...»

Марина Бувайло «Советская улица», рассказ

Поселковая жизнь во всей своей муторной повседневности. В коротком рассказе и смерть Сталина, и попытка погрома, и арест доктора Семёна Марковича и слухи, слухи, слухи... Тяжело читается.
«...Летчики обычно приезжали на “газике” и под газом, и малочисленные поселковые и совхозные ребята, малолетки допризывные, хоть и строго блюли “своих” девушек, из уважения к “крылышкам” на рожон не лезли — не трогайте наших и ладно, девок достаточно. Так что летчики появлялись вполне расслабленно, не ожидая конфронтации. Полина приходила иногда с двумя такими же “молодухами”, не девицами засидевшимися, не разведенками, — Анной, регистраторшей из сельсовета, и Люськой, проводницей на поездах дальнего следования, привозившей им с Украины и Средней Азии гостинцы — урюк, сушеную дыню и крупные семечки. Когда Люська возвращалась из очередного рейса, они втроем распивали бутылочку портвейна, в хорошую погоду шли гулять под руки вдоль шоссейки, в плохую — на танцы. Усевшись на подоконник, лузгали семечки, смотрели на молодежь, изредка отдавая приказания — ну-ка поставь Танго Соловья или Красную Розочку, иногда танцевали с подвернувшимися кавалерами, иногда друг с другом, но больше сидели, виртуозно сплевывая шелуху, так что она длинной бородкой повисала у них на подбородке. В тот вечер случились и молодухи, и летчики, и Николай после сторожевой смены в совхозе...»

Владимир Рафеенко «Лето напролёт», сборник новелл

Новеллы Владимира Рафеенко нельзя рассказать. Они ни о чём и в то же время о многом. Прислушиваешься к этой музыке и понимаешь – музыка. Рафеенко просто великолепен, хотя в более больших вещах часто заигрывается и забывает, что ещё нужно думать о читателе.
«...Я не дурак. Просто я тебя люблю, сказал Вася и сам тут же почувствовал, конечно, что ничего он другого сейчас не хочет, только бы пива немного, сесть на подстилку наконец-то, вытянуть ноги. Пить пиво, поглядывать на волны, катящиеся на песчаную косу, на птичий заповедник, который окружал их бесконечным пространством камышей, протоков, ручьев, льющихся в море. Это птичье место рождало звук, который падал прямо в мозги гамом и клекотом, щебетанием и птичьим смехом, крылом и белым брюхом чайки Larus argentatus, тонким рисунком птичьих лапок на песке, писком каких-то мелких птах в зарослях травы и осоки. Толстыми неповоротливыми крокодилами через каждые сто метров лежали вдоль брега перевернутые лодки. Под ними можно было укрыться от дождя и ветра. Наверное, хорошо под ними заниматься любовью, подумал Вася, если ты маленький и горбатый. А твоя самка круглая и гладкая, как колобок...»

Геннадий Прашкевич «Упячка-25», повесть.

Во-первых, читается. Повесть про меланхоличного приспособленца художника Пантелея и его невероятную подругу Галину Борисовну – пробивающую для художника путь в известность, руководящую его поступками. Попытка сквозь меланхоличное восприятие художника описать смену эпох, проявляющуюся в России как всегда сменой высших должностных лиц. Поверхностно, но писатель ставил перед собой очень частную задачу и её выполнил.
«...Невидимые танки внизу методично лупили по Белому дому.
Прозаик С. успел уже помотаться по свету, видел многое. Дымные, плюющиеся пеплом неутомимые вулканы Исландии... Арабская толпа, штурмующая горящий дворец собственного президента... Ужасные закаты над Парагваем... Но тут... наши танки... долбят... по нашему... правительству...
“Что завтра будет?” — переспросил он меня.
И рассмеялся удовлетворенно: “Ты-то, Пантелей, выкрутишься”...»

  • 1
"Прислушиваешься к этой музыке и понимаешь – музыка" - да... очень глубокомысленно :)

  • 1